TEST-4

Валютный курс фунта стерлингов (GBP / USD) Устойчив к негативным ожиданиям и средним выборам!!!
  • О четырех американских компаниях с понятными перспективами роста
    by Аналитики on 16 сентября, 2020 at 2:10 пп

    В данном обзоре мы рассмотрим несколько выпусков акций американских компаний, интересных для среднесрочных покупок и/или диверсификации валютной структуры портфеля акций. По мере вырабатывания решений по борьбе с пандемией коронавируса и выхода экономики США из рецессии, инвесторы могут воспользоваться коррекцией на фондовом рынке для покупки акций качественных эмитентов с понятными перспективами роста акционерной стоимости. Напомним, что Московская биржа в 2020 году запустила торги самыми ликвидными акциями иностранных эмитентов из индекса S&P 500. Первые 19 бумаг начали торговаться с 24 августа, акции Apple Inc. – с 8 сентября, а еще порядка 40 акций - начнут торговаться в ноябре 2020 г. Торги будут осуществляться в рублях. Дивиденды на акции будут выплачиваться в долларах. Один лот равен одной акции, шаг цены - 1 рубль. Цикл расчета: Т+2. NVIDIA. Летом 2020 года NVIDIA впервые обогнала Intel по капитализации и стала крупнейшим американским производителем микропроцессоров. Целевыми рынками NVIDIA являются индустрия компьютерных игр, сфера профессиональной визуализации, автомобильная промышленность и область высокопроизводительных вычислений. Важным фокусом для компании является рынок искусственного интеллекта. Основные сегменты бизнеса: - графические процессоры (линейка продуктов GeForce);- профессиональные видеокарты Quadro;- ускорители вычислений Tesla;- системы на чипе Tegra. Финансовые результаты Квартальные результаты NVIDIA за май-июль 2020 г. превзошли ожидания рынка благодаря высокому спросу на онлайн-игры и сервисы для дистанционной работы в условиях пандемии. Чистая прибыль во втором финансовом квартале, завершившемся 26 июля, выросла до $622 млн или $0,99 в расчете на акцию, по сравнению с $552 млн или $0,90 на акцию, за аналогичный период предыдущего финансового года. Прибыль без учета разовых факторов почти удвоилась и составила $2,18 на акцию, по сравнению с $1,24 на акцию годом ранее. Выручка Nvidia по итогам квартала подскочила на 50% и достигла $3,87 млрд против $2,58 млрд годом ранее. Подразделение NVIDIA по выпуску чипов для дата-центров увеличило выручку на 167%, до рекордных $1,75 млрд. Резкий рост объясняется своевременным поглощением в конце 2019 г. Mellanox Technologies (разработчик технологии InfiniBand и ведущий поставщик сквозных решений и услуг интеллектуального соединения Ethernet и InfiniBand для серверов). Сделка по поглощению Mellanox была завершена в апреле 2020 года. Выручка игрового бизнеса выросла на 24%, до $1,65 млрд. В целом, согласно прогнозу компании, ее выручка в текущем финквартале, который завершается в октябре, будет находиться в диапазоне от $4,31 млрд до $4,49 млрд. Точки роста По нашим оценкам, структура продукции NVIDIA позволяет компании успешно конкурировать как в производстве видеокарт для недорогих игровых решений, так и в разработке комплексных решений для дата-центров. Успешный запуск нового поколения игровых графических процессоров серии GeForce RTX 30хх может оказаться сильным драйвером роста выручки в предстоящие 12 месяцев. Цифровая трансформация бизнесов по всему миру повышает потребность в дата-центрах и в повышение эффективности сетей, что, по нашим оценкам, приведет к дальнейшему росту бизнеса компании. NVIDIA предлагает решения для масштабирования дата центров. Примечательно, что доходы NVIDIA в сегменте дата-центров в прошедшем квартале впервые оказались выше, чем в игровом сегменте и продолжат расти, но, вероятно, более умеренными темпами, чем в прошедшем квартале. Развитие искусственного интеллекта и анализа данных может обеспечить растущий спрос на новое поколение ускорителей А-100 с высокой производительностью. Графический ускоритель NVIDIA A100 с тензорными ядрами позволяет компаниям объединить анализ данных, тестирование и решения в унифицированной и простой в развертывании инфраструктуре. Возможности. В конце июля газета Financial Times сообщала со ссылкой на осведомленные источники, что NVIDIA ведет переговоры с SoftBank Group о покупке британского разработчика процессоров ARM, которую она оценивает более чем в $32 млрд. 13 сентября 2020 г. NVIDIA сообщила, что приобретает ARM Holdings в рамках сделки объемом $40 млрд. По условиям сделки Arm получит $2 млрд денежными средствами при заключении контракта, в то время как продавец, SoftBank Group, и ее фонд инвестиций в технологические проекты - Vision Fund - $10 млрд денежными средствами и $21,5 млрд акциями Nvidia в момент закрытия сделки. Динамика цены акций NVIDIA ($) Источник: Bloomberg Согласно условиям сделки, ARM и дальше продолжит предоставлять услуги открытого лицензирования своих технологий, сохраняя нейтралитет по отношению к клиентам. Объединение с Nvidia создаст глобального лидера в сфере производства полупроводниковых компонентов. Сделка потребует одобрения регулирующих органов Великобритании, Китая, Евросоюза и США. Ее завершение ожидается в сентябре 2021 г. NVIDIA создаст в Кембридже новый научно-исследовательский центр в области искусственного интеллекта, а также инвестирует в суперкомпьютер на базе ARM, тренировочное оборудование для разработчиков и стартап-инкубатор, конечная цель которого - создание промышленного партнёрства в областях здравоохранения, робототехники и беспилотных автомобилей. Так как независимая ARM предоставляла по лицензии ключевые технологии конкурентам NVIDIA, возникает вопрос о нейтральности при предоставлении новых технологий после присоединения компании к NVIDIA. Pfizer сохраняет прочные позиции на растущем рынке, лидируя в гонке по разработке новых продуктов. Компания остается одной из крупнейших фармацевтических компаний в мире с выручкой более $51 млрд в год. Основные драйверы роста выручки - рецептурные лекарства, вакцины и онкологические препараты. В структуре выручки компании наибольшая доля приходится на такие препараты как Превенар13 (13-валентная вакцина для профилактики пневмококковых инфекций), Ибранса (противоопухолевое средство), Эликвис (антикоагулянт), Липитор (препарат для снижения уровня холестерина в крови). Также компания производит следующие популярные в мире лекарственные средства: лирика, дифлюкан, зитромакс, виагра, целебрекс и прочие. Динамика цены акций Pfizer ($) Источник: Bloomberg Конъюнктура на фондовом рынке. В конце августа акции Pfizer оказались под давлением продавцов из-за их выведения из расчета фондового индекса Dow Jones Industrial Average, о чем стало известно по итогам пересмотра 25 августа. Изменения в составе индекса вступили в силу 31 августа. Финансовые показатели. По итогам II кварталa 2020 г. Pfizer сократила чистую прибыль почти на треть, но улучшила прогноз на весь 2020 год. Чистая прибыль в апреле-июне составила $3,426 млрд или $0,61 в расчете на акцию, по сравнению с $5,046 млрд или $0,89 на акцию, за аналогичный период прошлого года. Прибыль без учета разовых факторов незначительно понизилась (до $0,78 на акцию с $0,80). Выручка уменьшилась на 11%, до $11,8 млрд против $13,26 млрд годом ранее. Вместе с тем, Pfizer повысила прогноз на 2020 год и теперь планирует получить скорректированную прибыль в диапазоне от $2,85 до $2,95 в расчете на акцию, по сравнению с ранее ожидавшимися $2,82-2,92 на акцию. Выручка прогнозируется в районе $48,6-50,6 млрд против прежней оценки в $48,5-50,5 млрд. Эти ожидания не учитывают будущие продажи вакцины от коронавируса. Дивиденды постепенно растут. Благодаря солидному и стабильному операционному денежному потоку, Pfizer в последние годы постепенно увеличивала размер дивидендов. Компания платит квартальные дивиденды. По итогам второго квартала 2020 г. размер дивидендов составил $0,38 на акцию. Годовая дивидендная доходность составила порядка 4,2%. Предстоящие события: выделение производства дженериков. 29 июля 2019 года Pfizer объявила, что заключилa окончательное соглашение об объединении своего подразделения по производству дженериков, Upjohn, с компанией Mylan, и создание новой глобальной фармацевтической компании Viatris. Upjohn - часть бизнеса Pfizer, в которой объединены препараты с истекшим сроком патентной защиты (в т.ч. такие известные бренды Lyrica и Viagra). Выручка Upjohn в 2019 г. составила $10,2 млрд. Согласно условиям соглашения, акционерам Pfizer будет принадлежать 57% объединенной новой компании, а бывшим акционерам Mylan - 43%. В апреле 2020 г. Еврокомиссия одобрила слияние дженерикового подразделения Pfizer с Mylan. Ожидается, что сделка будет завершена до конца 2020 г. Точки роста. Фармацевтические и биотехнологические компании по всему миру работают над созданием вакцины от коронавируса. Pfizer совместно с германской BioNTech успешно завершили первый этап тестирования вакцины против коронавирусной инфекции COVID-19 и в июле компании запустили вторую фазу испытаний вакцины. Планируется, что в исследовании в рамках клинических испытаниях второй и третьей фазы будет участвовать до 30 тыс. добровольцев, которые получат вакцину или плацебо. К настоящему моменту в клинических испытаниях уже приняли участие 25 тыс. добровольцев в 120 исследовательских центрах по всему миру. В случае успеха третьей фазы, компании уже в октябре планируют подать заявку о допуске вакцины на рынок. В случае положительного решения планируется выпустить до 100 млн доз до конца текущего года, а в 2021 году планируется произвести более 1,3 млрд доз. В случае успеха испытаний (что не гарантировано), потенциал продаж вакцины может иметь значительный позитивный эффект на рост выручки Pfizer в 2021-2022 гг. В конце июля текущего года администрация США договорилась с Pfizer и BioNTech SE о покупке за $1,95 млрд партии будущей вакцины от коронавируса. В рамках этого соглашения компании поставят 100 млн доз вакцины от COVID-19 после того, как на это будет получено разрешение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, что соответствует $19,5 за дозу. Micron Technology производит чипы памяти DRAM и NAND, флеш-память, а также SSD-накопители. Продукция компании продается в основном под торговой маркой Crucial Technology, а также под маркой Micron. Micron Technology – один из крупнейших производителей чипов памяти в мире. В августе 2019 г. Micron Technology начала серийное производство микросхем памяти DRAM DDR4 плотностью 16 Гбит по нормам 1z нм. Micron - первый производитель, освоивший нормы 1z нм. Новое поколение норм 10-нанометрового класса "обеспечивает существенно более высокую плотность, а также значительное повышение производительности и более низкую стоимость по сравнению с предыдущим поколением 1y нм", по данным компании. По состоянию на конце мая 2020 г., более 50% памяти компании производится в классах 1z и 1y. Micron, вероятно, рассчитывает использовать опыт, накопленный на производстве по нормам 1z нм, для первых изделий DDR5, которые будут выпускаться исключительно по этой технологии. Динамика цены акций Micron ($) Источник: Bloomberg Ключевые финансовые показатели. Выручка Micron Technology увеличилась на 13,6% г./г. в третьем квартале финансового года, завершившегося 28 мая 2020 г. Показатель выручки достиг $5,44 млрд против $4,8 млрд кварталом ранее. Чистая прибыль Micron в III финансовом квартале снизилась на 4,4% г/г., до $803 млн, или $0,71 цента на акцию, по сравнению с $840 млн или $0,74 на акцию, полученными за сопоставимый период годом ранее. Аналитики, опрошенные агентством Bloomberg, в среднем оценивали скорректированную прибыль на уровне 0,77 центов на акцию при выручке в $5,27 млрд. Micron ожидает, что ее результаты по итогам 2020 финансового года превзойдут первоначальные ожидания, так как спрос на облачные технологи во второй половине текущего календарного года продолжит оставаться хорошим. Согласно прогнозу Micron, скорректированная прибыль на акцию в четвертом финансовом квартале составит от 95 центов до $1,15 на акцию, тогда как выручка будет находиться в диапазоне от $5,75 млрд до $6,25 млрд. За аналогичный период прошлого года компания получила прибыль в размере 56 центов при выручке в $4,87 млрд. Драйверы роста. Мы полагаем, что финансовые показатели компании останутся солидными в среднесрочном плане. Увеличение спроса на центры обработки данных генерирует растущий спрос на карты памяти. Кроме того, распространение пятого поколения мобильной связи (стандарта 5G) в мире приведет к обновлению смартфонов и прочих устройств, а вместе с тем - к повышенному спросу на карты памяти. Новые игровые консоли также будут стимулировать спрос на DRAM и NAND. NETFLIX INC - крупнейший в мире сервис потокового видео по подписке. У компании 183 млн клиентов в 190 странах. Число подписчиков Netflix в текущем году выросло рекордными темпами из-за самоизоляции. Сильные операционные показатели. Количество новых подписчиков платных сервисов за II квартал увеличилось на 10,1 млн, превысив отметку в 10 млн второй квартал подряд, что обусловлено огромным числом людей, вынужденных оставаться дома на фоне пандемии коронавируса. Сама компания ожидала привлечь 7,5 млн клиентов. По итогам первого квартала 2020 года число платных пользователей NETFLIX выросло на рекордную величину - 15,77 млн, что обусловлено огромным числом людей, вынужденных оставаться дома. Динамика цены акций Netflix ($) Источник: Bloomberg Финансовые показатели. Выручка компании увеличилась на 24,9% год к году во II квартале 2020 года, до $6,15 млрд. Чистая прибыль во II квартале 2020 года выросла до $720,2 млн, или $1,63 в расчете на акцию (по прогнозам Bloomberg ожидалось $1,82), с $270,7 млн или $0,62 на акцию, полученными за аналогичный период годом ранее. Читать обзор полностью

  • Посткризисное восстановление инвестиционной активности может затянуться
    by Эксперты on 14 сентября, 2020 at 12:55 пп

    Кризис в нефтезависимой экономике часто приводит к серьезному изменению ее структуры из-за падения доходов на фоне устойчивого снижения цен на сырье. При этом значительные изменения неизбежно происходят в инвестиционном процессе. В России общее замедление инвестиционной активности и падение инвестиций в основной капитал на 7,6% по итогам второго квартала 2020 г. (при кратно большем снижении в сегменте малого бизнеса) сопровождается некоторыми среднесрочными позитивными изменениями в структуре инвестиций. Они, однако, пока недостаточны для успешной диверсификации экономики в новых условиях. Инвестиционная пауза в преддверии кризиса. Низкие темпы роста капиталовложений в последнее десятилетие были и остаются одной из причин, не позволяющих российской экономике уверенно вступить на путь ускорения роста ВВП. Уже перед началом нынешнего кризиса, вызванного пандемией и падением цен на нефть, российская экономика испытывала острую потребность в активизации инвестиционной деятельности. Если в период 1999–2010 гг. среднегодовой прирост инвестиций составлял 9,7% (даже с учетом провала на 13,5% в 2009 г.), то в 2011–2019 гг. он снизился до 1,9% за год. Еще меньше (а именно на 1,2% в годовом выражении) инвестиции увеличились в первом квартале 2020 г., не дотянув до уровня в 1,7% прироста в 2019 г. и до примерно 5% ежегодно в 2017–2018 гг. При этом в кризисном втором квартале 2020 г. инвестиции, по данным Росстата, упали на 7,6% относительно того же периода прошлого года, или на 7,7% к предыдущему кварталу со снятой сезонностью, по нашим оценкам (рис. 1 и табл. 1). КоронаКризис 2020: Хроника событий, мнения экспертов, уроки прошлых кризисов. Можно ли заработать на кризисе? Если ориентироваться на темпы падения в годовом выражении (что логично в кризисный период, когда "хвосты рядов со снятой сезонностью могут особенно сильно вилять"), то нынешнее падение пока не дотягивает до пиковых спадов, наблюдавшихся во время двух последних рецессий: во втором квартале 2009 г. темпы падения инвестиций достигали 21% год к году, в третьем квартале 2015 г. – 14%. При этом периоды сокращения инвестиций относительно соответствующих кварталов предыдущего года в ходе двух последних рецессий составляли шесть и восемь кварталов соответственно, сейчас же он длится пока всего один квартал. Поэтому возможно, что все еще впереди. Примерно такая же картина складывается, если ориентироваться на ряды со снятой сезонностью (рис. 1), исключая тот факт, что в этом случае можно говорить о небольшом падении инвестиционной активности еще в четвертом квартале 2019 г., то есть до пандемического и нефтяного шоков (рис. 1). Возможно, здесь сыграл свою роль рост общей неопределенности в мировой экономике и политике на фоне нарастающих трений США и Китая и других противоречий. Рис. 1. Динамика ВВП и инвестиций в основной капитал в реальном выражении, I кв. 2007=100% (левая ось), и прирост к предыдущему кварталу, п.п. (правая ось), сезонность устранена Источник: расчеты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ на основе данных НИУ ВШЭ, Единого архива экономических и социологических данных Инвестиции и Covid-19. На фоне кризисного падения в 2020 г. и без того невысокого в последнее десятилетие уровня инвестиционной активности происходят заметные изменения структуры инвестиций. Можно ли их оценивать как благоприятные с точки зрения последующего ускорения темпов роста экономики? Рассмотрим краткосрочный и среднесрочный аспекты этой проблемы. Прежде всего, можно отметить настоящий провал в текущем году в инвестициях малого бизнеса, которые Росстат досчитывает, добавляя к оценкам, полученным по прямой отчетности крупных и средних компаний. Согласно своей методике, Росстат в этом году исходит из того, что на их долю приходится почти 21% всех инвестиций в денежном выражении. Учитывая, что, по официальным данным, во втором квартале 2020 г. падение инвестиций по полному кругу компаний (с досчетом) составило 7,6% год к году в реальном выражении, и оценивая динамику инвестиций крупного и среднего бизнеса величиной минус 0,4%, можно рассчитать, что падение инвестиций в досчитываемом сегменте, охватывающем малый бизнес, составило примерно 36%. Это, конечно, подрывает перспективы самостоятельного развития этого самого мобильного, незабюрократизированного и креативного сегмента экономики и повышает значимость дополнительных мер поддержки со стороны государства. Фактически во втором квартале 2020 г. объемы инвестиций в основной капитал по полному кругу компаний упали относительно того же периода прошлого года не только в сопоставимых ценах, но и в номинальном выражении – на 1,6%, или на 67,5 млрд руб. Это бывает не часто. Учитывая, что инвестиции по крупным и средним компаниям в номинальном выражении выросли при этом на 180,4 млрд руб. (это следует из данных Росстата об итогах первого квартала и полугодия в целом), инвестиции в досчитываемый сектор, включая малый бизнес, сократились во втором квартале 2020 г., по нашим оценкам, почти на 248 млрд руб. относительно того же периода прошлого года (с примерно 1065 до 817 млрд руб.). При этом на прямые субсидии малому и среднему бизнесу, потерпевших урон от коронавируса отраслей, правительство России направило сначала 81,1 млрд руб., а позднее, в связи с расширением списка пострадавших секторов, еще 23 млрд руб. Суммарно получается всего 104,1 млрд руб. Конечно, были и другие меры поддержки малого бизнеса: в уплате налогов (за исключением НДС) и по страховым взносам, в погашении кредитов и арендных платежей. Однако в основном все это направлено на поддержку текущей деятельности, а не инвестиций. А те меры антикризисной поддержки МСП, которые имели кредитный характер и потенциально могли быть использованы на инвестиции, накладывают на предприятия дополнительные обязательства в будущем и не всегда могут быть высоко эффективными и пользоваться спросом в условиях высокой неопределенности. Если говорить о структурных изменениях инвестиций в сегменте крупного и среднего бизнеса, то среди отраслей, наиболее пострадавших во втором квартале текущего года, можно назвать (см. табл. 1): туристическую деятельность (в силу фактического закрытия границ инвестиции здесь снизились на 22% год к году); деятельность некоторых видов транспорта (в условиях самоизоляции перевозки были ограничены); административную деятельность (низкоквалифицированные услуги оказались невостребованными в кризис); строительство; деятельность гостиниц и ресторанов; автопром; некоторые традиционные аутсайдеры в плане инвестиций (так, в табачной промышленности наблюдалось рекордное снижение инвестиций более чем на 76% год к году). Спад наблюдался и в инвестициях в добычу полезных ископаемых (минус 7,2%), в частности, в добычу нефти и природного газа (минус 0,6%), что связано с необходимостью сокращения добычи нефти по соглашению ОПЕК++. При этом инвестиции в обрабатывающую промышленность в целом упали меньше – на 0,4% в реальном выражении. Однако несмотря на это абсолютный объем инвестиций нефтегазодобытчиков во втором квартале текущего года (почти 723 млрд руб.) превысил совокупный объем инвестиций во всю обрабатывающую промышленность (почти 571 млрд руб.) примерно на 27%. Если же учесть, что в составе обработки почти 136 млрд руб. пришлось во втором квартале на нефтепереработку, то превышение суммарного ТЭКа без угля (нефть, газ и нефтепереработка) над "очищенной" обработкой станет двукратным (табл. 1). В таких условиях весьма трудно ожидать диверсификации российской экономики, роста ее независимости от "нефтяной иглы" (уже набившее оскомину, но, по сути, точное сравнение). Для преодоления этой зависимости, видимо, потребуются дополнительные усилия. Необходимо отметить, что в ряде отраслей инвестиции во втором квартале, напротив, наращивались. Так, несмотря на пандемию (а в чем-то и благодаря ей), очень высокий прирост инвестиций наблюдался в здравоохранении, образовании, государственном управлении (74, 45 и 44% соответственно). В лидерах оказалось также производство одежды (рекордный прирост на 125%) и мебели, что, возможно, было связано с необходимостью поставок оснастки и спецодежды в больницы. Особое место занимают инвестиции в почтовую и курьерскую деятельность, связанные с небывалой ранее актуализацией курьерской доставки продуктов и прочих товаров. Таким образом, в целом изменение структуры инвестиций во время кризиса можно оценить как умеренно негативное, что выразилось, прежде всего, в снижении абсолютного объема инвестиций в сфере малого бизнеса. Таблица 1. Инвестиции в основной капитал в I и II кварталах 2020 г. в разрезе видов экономической деятельности (без учета неформальной деятельности и малого бизнеса, если не указано иное; отсортировано по темпам прироста в реальном выражении, по убыванию во II квартале 2020 г.) *СКИ – склонность к инвестированию, то есть соотношение номинальных объемов инвестиций и балансовой прибыли за период, в %. ** По полному кругу хозяйствующих субъектов, включая досчеты на инвестиции, не наблюдаемые прямыми статистическими методами. *** Без субъектов малого предпринимательства и объема инвестиций, не наблюдаемых прямыми статистическими методами. Источник: Росстат, расчеты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ. Почему инвестиции в 2020 г. пока не обрушились у крупных и средних компаний несмотря на ухудшение состояния корпоративных финансов? Общая склонность к инвестированию, то есть соотношение номинальных объемов инвестиций в основной капитал и балансовой прибыли, во втором квартале 2020 г. сократилась со 144,2% в первом квартале до 117,2%, что говорит о снижении желания предпринимателей рисковать. Рис. 2. Номинальные ежеквартальные объемы инвестиций в основной капитал и их финансовых источников (балансовой прибыли и прироста суммы выданных кредитов реальному сектору), экономика России в целом, трлн руб. Источник: расчеты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ на основе данных Росстата и Банка России. Кризисные явления обусловили не только рост неопределенности и снижение в связи с этим субъективной склонности инвестировать, но и банальное уменьшение финансовых источников инвестиций. Исторически в российской экономике наблюдалась высокая корреляция (заметная на графике даже визуально) между номинальным квартальным объемом инвестиций в основной капитал и суммарным объемом балансовой прибыли и увеличением кредитной массы в сегменте нефинансового сектора (рис. 2). С начала 2019 г. потенциал самофинансирования инвестиций начал ослабевать, но пока на объемах инвестиций это в полной мере не сказалось, даже несмотря на инвестиционный провал во втором квартале 2020 г. Пока инвестиции снижаются гораздо меньше, чем текущий приток ликвидности в реальный сектор. Так, объемы балансовой прибыли экономики уже в первом, далеко не кризисном, квартале 2020 г. сократились относительно того же периода прошлого года почти на 60%; во втором квартале падение составило 34% год к году. Также во втором квартале 2020 г. впервые за три года стал отрицательным приток кредитов в нефинансовый сектор экономики. Правда, уже в июле он восстановился, но факт наличия двойного финансового шока для инвесторов в первом полугодии нельзя отрицать. На фоне ухудшения финансового состояния быстрого восстановления инвестиционной активности может и не произойти, если не предпринять дополнительных усилий для нивелирования растущей неопределенности и полномасштабной стабилизации, и восстановления адекватного финансирования инвестиций. Если этого сделать не удастся, то посткризисное восстановление инвестиционной активности может затянуться, то есть пойдет по обычной для всех стандартных рецессий траектории, когда падение инвестиций происходит заметно большими темпами, чем падение ВВП. Сейчас, в силу необычного характера нынешней рецессии, ВВП упал сильнее, чем инерционные инвестиции (рис. 1), и важно этот импульс стабильности не утратить и не войти в состояние перманентного инвестиционного падения. На фоне намечающейся структурной перестройки экономики, позволить бизнесу полностью утерять "инвестиционный кураж" было бы непозволительной роскошью. Учитывая все еще значительные объемы финансовых резервов и у государства, и у крупнейших компаний (накопленных в предшествующие три года на фоне роста цен на нефть при одновременном ослаблении номинального курса рубля), для поддержания инвестиционной активности и расширения спектра активно инвестирующих секторов важны два момента: во-первых, поддержание и восстановление оптимизма, подорванного, в частности, пандемией, и во-вторых, поиск финансовых источников длинных инвестиций для проектов в сфере транспорта и жилищного строительства. Для России, лежащей на пересечении важнейших транспортных путей и располагающей огромной территорией для проживания и отдыха в экологически чистых районах, это весьма важно. Среднесрочные изменения структуры инвестиций. В целом, несмотря на серьезное падение общего объема инвестиций во втором квартале 2020 г. (и прежде всего в секторе малого бизнеса), общие тенденции структурных изменений в экономике за последние, скажем, три года (то есть после восстановления от рецессии 2015 г.) можно оценивать со сдержанным оптимизмом. Хотя с точки зрения кумулятивной динамики объемов инвестиций в секторах российской экономики в этот период наблюдается серьезное расслоение (фактически 50/50 по числу увеличивающих и уменьшающих инвестиции отраслей), однако в числе лидеров увеличения, если исключить абсолютно вырвавшихся вперед производителей кокса, находятся весьма стратегически значимые сегменты: информационные технологии, здравоохранение, фармацевтика, образование, железнодорожные перевозки (рис. 3). В то же время, как нам видится, экономике явно недостает источников долгосрочных крупных инвестиций. Иначе трудно объяснить, почему важнейшие инфраструктурные сектора (и прежде всего транспорт, кроме железнодорожного), а также многие важные сектора обрабатывающей промышленности в последние три года оказались в инвестиционном упадке. Конечно, если говорить о космическом и трубопроводном транспорте, то некоторые причины более или менее понятны: относительное усиление конкурентов – для первой отрасли и, возможно, переинвестирование в предыдущие годы – для второй. Но почему снижаются инвестиции в водный, воздушный и автомобильный сегменты транспортного комплекса? Почему падают капитальные вложения в автопром, производство электрооборудования, компьютеров и оптики и, что очень важно, в научные исследования и разработки? Эти сектора во многих своих сегментах могут ускоренно развиваться в постпандемической России. Сюда, в частности, в рамках процессов решоринга может вернуться часть обрабатывающих производств из Азии. Конкурентами страны в этом процессе будут другие ареалы исторического обитания обрабатывающей промышленности в Восточной Европе. Россия при этом, конечно, также нуждается в повышении транспортной доступности своей обширной территории на основе развития всего спектра перевозящих грузы и людей средств. Рис. 3. Прирост инвестиций в основной капитал в секторах экономики в 2018 – 1-м полугодии 2020 гг. накопленным итогом, в % в реальном выражении (ранжировано по убыванию прироста) Источник: расчеты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ на основе данных Росстата.

  • Как сейчас изменяется поведение продавцов и покупателей при инфляции
    by Беденков Дмитрий on 14 сентября, 2020 at 11:10 дп

    Масштабные денежные вливания в рамках мер поддержки населения, бизнеса и финансовых институтов со стороны ведущих центральных банков мира, осуществляемые в текущем году для смягчения ущерба карантинных мероприятий, повысили внимание к теме инфляции. Хотя с точки зрения мировой статистики роста инфляции пока не наблюдается, обеспокоенность возможностью влияния масштабного поступления в экономику денежной массы на рост цен становится все более сильной. В этом ключе можно рассматривать переориентацию ФРС на долгосрочный целевой уровень CPI вместо краткосрочного. Регулятор предлагает считать нормальным временный выход базового индекса потребительской инфляции (CPI) за уровень в 2%, когда не стоит беспокоиться, если в отдельные периоды будут фиксироваться более высокие темпы прироста цен. Судя по динамике индекса глобального CPI на основании средневзвешенных ВВП по ППС, в последние месяцы наблюдается некоторый рост показателя к 3% с некоторой коррекцией в последнюю неделю ниже этого уровня. При этом два месяца назад показатель опускался ниже 2,5%, что было минимальным значением за долгие годы. Правда нужно отметить, что индекс глобальной инфляции Bloomberg рассчитывается с месячным лагом. При всей условности данного показателя можно предположить, что темпы роста цен несколько ускорились в 3 кв. после сжатия потребительского спроса в первые месяцы жесткого карантина. Конечно, страновые различия и методика расчета откладывают определенный отпечаток на степень адекватности индекса. Например, в расчете берется не базовый, а обычный CPI. Но с точки зрения доверия к тренду данные условности играют меньшее значение. В целом можно отметить, что потребительская инфляция пока показывает весьма сдержанный рост. Инфляционные процессы отражаются, прежде всего, на стоимости товарных и финансовых активов, которые в последние пять месяцев продемонстрировали феноменальный рост. С апреля глобальный фондовый Индекс MSCI MXWD вырос почти на 30%, упав, правда, в 1 кв. более чем на 20%. Аналогичным образом сырьевой индекс Bloomberg вырос на 16% с апреля после падения на 23% в 1 кв. Пока сдержанно реагируют мировые цены на продовольствие. Индекс продовольственных цен ФАО вырос на 2% в августе и на 5,5% за последние три месяца. Хотя данный рост является скорее восстановительным, поскольку во 2 кв. наблюдалось снижение индекса на фоне падения мирового спроса из-за пандемии. В августе индекс всего лишь достиг уровня февраля текущего года. Аналогичным образом индекс продовольственных товаров Bloomberg, отражающий динамику цен биржевых товаров, за последние три месяца вырос более чем на 8%. Хотя по сравнению с уровнем начала года находится ниже на 7%. Тем не менее, можно сказать, что высокая степень развития западных финансовых рынков помогает в значительной степени абсорбировать избыточную ликвидность и сдерживать давление избыточной денежной массы на потребительскую инфляцию. Динамика российской инфляции по официальным оценкам в последние месяцы также остается стабильно низкой. В августе прирост индекс потребительских цен составил 3,0% к уровню на начало года, как и по итогам июля, отразив нулевую инфляцию за месяц. В то же время темпы инфляции демонстрируют ускорение в августе до 3,6% к августу прошлого года против 3,0% в декабре 2019г. Продовольственная инфляция в августе также составила 4,3% против 2,6% в декабре в годовом выражении. Средние экспертные оценки инфляционных ожиданий населения также растут и по данным Банка России стабилизировались чуть ниже 9% в августе против примерно 8% в марте. На рост инфляции влияют ряд факторов. Действует эффект отложенного спроса, когда в летние месяцы вырос спрос на товары, потребление которых откладывалось в период карантинных ограничений. Особенно тут стоит отметить товары длительного пользования. Например, рост продаж автомобилей в последние месяцы сопровождался июльским всплеском автокредитования. Значительное влияние оказывает рост курса доллара. В марте рубль обесценился к доллару почти на 15%. Хотя в последующие два месяца укрепился примерно на 11%, за лето и начало сентября обесценение рубля к доллару составило более 6,5%. С учетом сохранения высокой доли импорта рост валютных курсов стимулирует повышение цен и сдерживает покупательную активность. С точки зрения перспектив динамики инфляции помимо сезонных и конъюнктурных факторов, стоит отметить такой немаловажный аспект, как сдвиги в поведении хозяйствующих субъектов, которые могут носить не временный, а более длительный характер. На фоне сократившегося платежеспособного потребительского спроса продавцы товаров и услуг пытаются компенсировать выпадающие доходы повышением отдачи от каждого клиента. Это может происходить не только путем снижения издержек на производство, сокращения скидок, стимулирования потребления дополнительных или сопутствующих товаров и услуг, применения других маркетинговых ходов, но и банальным повышением цен. Таким образом, создаются условия для повышения цен на фоне упавшего спроса. Когда резервы для снижения затрат и себестоимости сокращаются, повышение цен выглядит простым способом сохранения рентабельности. Речь идет в большей степени о сфере услуг, чем о материальном производстве. Также имеет значение уровень эластичности спроса по цене на определенный товар или услугу, уровень конкуренции и концентрации в той или иной отрасли. Но в общем случае - повышение цен при стагнации доходов снижает уровень потребления, стимулирует замещение на более дешевые аналоги и становится сдерживающим фактором для восстановления потребительской активности. Получается своеобразное воспроизводство факторов сдерживания конечного потребления. Сжатие потребительского спроса не обязательно приводит к замедлению роста цен, а может иметь обратный эффект. Возврат потребления к нормальному уровню может повысить продажи и позволит стороне предложения вернуться к модели на основе роста объемов, что позитивно с точки зрения нормализации инфляции. Отдельными факторами, влияющими на покупательную способность, можно назвать валютный курс и цены на сырье, металлы и продовольствие. Ослабление рубля оказывает стимулирующее влияние на внутреннее производство, поддерживая занятость и общий уровень доходов. Механизм импортозамещения внутренним производством был эффективным в кризис конца 90-х на фоне наблюдавшегося тогда резерва незагруженных производственных мощностей. В то же время в моменте ослабление рубля снижает покупательную способность населения с учетом импортных товаров. Мировые цены на металлы и продовольствие обладают потенциалом роста, что также негативно сказывается на инфляции. Хотя этот рост может сдерживаться со стороны спроса. Так, медь, никель, платина и палладий выросли в цене за последние три месяца на 13-19%. Столь стремительный рост может оказать сдерживающее влияние на восстановление мировой экономической активности, поскольку стимулирует инфляцию издержек в условиях просевшего уровня спроса. Рост цен на металлы во многом отражает высокий уровень ликвидности рынков в результате денежной экспансии центробанков мира и мало связан с ростом реальных потребностей покупателей. По этой причине динамика цен на металлы в среднесрочной перспективе может начать больше ориентироваться на уровень экономической активности и отличаться более сдержанной динамикой, сохраняя определенный потенциал роста. Цены на продовольствие также могут быть чувствительны к падению доходов стран импортеров, что будет стабилизирующим фактором для мировых цен. Для увеличения потребительского спроса необходим рост реальных располагаемых доходов, что является проблемой последних лет. Дополнительное давление оказывает рост склонности к сбережению как реакция потребительского поведения на ухудшение ситуации в экономики. Для активизации потребления нужны дополнительные стимулирующие меры, включающие влияние на состояние доходов домохозяйств.

  • Ключевая ставка ЦБ РФ - в преддверии заседания совета директоров
    by Беленькая Ольга on 14 сентября, 2020 at 9:01 дп

    На наш взгляд, 18 сентября 2020 г. ЦБ сохранит ключевую ставку на текущем уровне (4,25%). Наиболее важным для рынка, по нашему мнению, будет сигнал, насколько устойчивым считает ЦБ текущее восстановление потребительского спроса и изменилась ли оценка баланса проинфляционных и дезинфляционных рисков на будущий год (когда эффект отложенного спроса будет исчерпан и меры бюджетной поддержки будут ослабевать). Если к концу года подтвердится базовый прогноз ЦБ на ослабление спроса и замедление инфляции, снизятся геополитические риски, сохранится относительно спокойная ситуация на мировых рынках, мы допускаем снижение ключевой ставки до 4% в декабре. Снижения ставки ниже 4% в 2021 г. мы ожидаем лишь в случае существенного давления на спрос (например, новая волна пандемии в мире и повторение локдаунов). При этом начало повышения ставки мы бы ожидали ближе к концу 2021 г., но в случае появления рисков выхода траектории инфляции на уровень выше 4%, введения серьезных санкций, дестабилизирующих курс рубля и долговой рынок (по аналогии с санкциями против Rusal в 2018 г.), резкого оттока капитала с ЕМ, нельзя исключить, что повышение ключевой ставки может начаться раньше. На июльском заседании Совета директоров ЦБ РФ и пресс-конференции главы ЦБ РФ Э. Набиуллиной по его итогам было сказано, что дезинфляционные факторы по-прежнему преобладают над проинфляционными, из-за чего сохраняются риски отклонения инфляции в 2021 г. вниз от целевого уровня (4%). В связи с этим ЦБ полагал, что еще может оставаться пространство для дальнейшего снижения ставок и будет оценивать целесообразность этих действий на следующих заседаниях. Однако, по словам главы ЦБ, здесь много неопределенностей, нужно оценить эффект для экономики от того смягчения ДКП, которое уже произошло. Это был более осторожный сигнал, чем ожидали многие участники рынка, однако на тот момент снижение ключевой ставки в сентябре на 0,25 п.п., до 4% годовых, представлялся еще вполне вероятным сценарием. С тех пор проявилось множество факторов против снижения ставки на сентябрьском заседании (ослабление курса рубля, возросшие геополитические риски, ускорение динамики инфляции, более быстрое, чем прогнозировалось, восстановление внутреннего спроса и кредитования). А последние высказывания руководства ЦБ говорят о возросшей неопределенности в определении дальнейшей динамики ставки, в зависимости от экономических сценариев. 8 сентября, выступая на Московском финансовом форуме, Э. Набиуллина сообщила, что ЦБ будет оценивать не только когда использовать это пространство для смягчения ДКП, но и вообще целесообразность использовать это пространство. Это прозвучало довольно неожиданно, как сигнал не только вероятной тактической паузы, но и возможного завершения цикла смягчения ДКП. Зампред ЦБ РФ А. Заботкин на пресс-конференции 10 сентября пояснил, что в рамках базового сценария пространство для снижения ключевой ставки еще остается, но при принятии решения по ключевой ставке 18 сентября ЦБ будет взвешивать все факторы, в том числе с учетом динамики инфляции и возросшей волатильности внешних рынков. На наш взгляд, 18 сентября ЦБ сохранит ключевую ставку на текущем уровне (4,25%). Наиболее важным для рынка, по нашему мнению, будет сигнал, насколько устойчивым считает ЦБ текущее восстановление потребительского спроса и изменилась ли оценка баланса проинфляционных и дезинфляционных рисковна будущий год (когда эффект отложенного спроса будет исчерпан и меры бюджетной поддержки будут ослабевать). Аргументы за сохранение ставки: Заметное ослабление рубля вследствие геополитических рисков (ожидания возможных санкций в связи с отравлением А. Навального, предстоящие президентские выборы в США, внутриполитический кризис в Белоруссии и возможные последствия для России в случае участия в нем). За последний месяц курс рубля к доллару упал на 2,45%, за 3 мес. – на 6,4%, динамика рубля была одной из худших среди других валют ЕМ. Дальнейшее снижение ставки может усилить давление на рубль. Хотя руководство ЦБ постоянно утверждает, что не таргетирует курс рубля, ослабление рубля переносится в более высокие темпы инфляции через рост цен на импортные товары, а также через влияние на инфляционные ожидания. Снижение спроса нерезидентов на ОФЗ на фоне сокращения дифференциала процентных ставок и геополитических рисков, в т.ч. опасений введения санкций на инвестиции в российский рублевый госдолг в связи с отравлением А. Навального. Доля нерезидентов в ОФЗ сократилась с 31,8% на 1 июня до 28,5% в августе. Снижение ключевой ставки в таких условиях может сделать рублевый госдолг еще менее привлекательным для керри-трейда и ускорить продажи. В целом при увеличившемся предложении ОФЗ со стороны Минфина спрос на аукционах на классические бумаги слаб – участники рынка считают текущие доходности недостаточно привлекательными и ждут разворота ключевой ставки в сторону повышения, охотно покупая флоутеры, купонная ставка по которым привязана к динамике ключевой ставки. Инфляция в августе оказалась выше консенсус-прогноза (0% вместо -0,1%), а в годовом выражении ускорилась с 3,4% до 3,6% (при ожидаемых 3,5%). Среди факторов, повлиявших на это, можно отметить отложенную индексацию тарифов на газ для населения, рост цен на непродовольственные товары на фоне ослабления рубля, повышение цен на авиаперелеты (спрос на внутренний туризм). При этом, по оценке аналитиков ЦБ ("О чем говорят тренды"), рост цен с поправкой на сезонность немного превысил уровень, соответствующий инфляции 4% в пересчете на 12 месяцев. Аналитики ЦБ связывают это с устойчивым восстановлением спроса на потребительские товары и ослаблением рубля. Инфляционные ожидания населения в августе оказались выше, чем в марте, в начале пандемии. Вавгусте ООО "инФОМ" возобновил проведение опросов населения в режиме личного интервью: инфляционные ожидания увеличились посравнению смартом, когда опрос втаком режиме проводился впредыдущий раз. Согласно результатам опроса, медианная оценка наблюдаемой населением инфляции запоследние 12 месяцев составила 9,2%, что на0,9п.п. выше, чем вмарте. Медианная оценка ожидаемой вближайшие 12 месяцев инфляции составила 8,8%, что также на 0,9 п.п. выше значения марта. Слабый рубль – фактор, способствующий усилению инфляционных ожиданий, которые, в свою очередь, влияют на рост цен. Улучшение ситуации с деловой активностью, признаки ценового давления со стороны издержек – индекс PMI в производственном секторе в августе вышел в зону роста впервые с апреля 2019 г., в секторе услуг второй месяц подряд отмечается резкий рост деловой активности на фоне возобновления потребительского спроса. При этом темпы роста производственных затрат ускорились на фоне повышения цен на импортные товары (влияние ослабления рубля). По словам А. Заботкина, динамика восстановления в июле-августе складывается лучше этого прогноза, поэтому результаты по году могут оказаться лучше июльского прогноза (спад на 4,5-5,5%). Это происходит благодаря реализации отложенного потребительского спроса, мерам бюджетной поддержки и мягкой монетарной политике – в то же время устойчивость дальнейшего восстановления под вопросом на фоне слабости экспорта и инвестиций. Снижение ключевой ставки ЦБ на 200 п.п. с начала года поддерживает рост кредитования (особенно ипотеки на фоне льготной госпрограммы кредитования по 6,5%, действующей до ноября). В июле объем новых выданных ипотечных кредитов превысил уровень прошлого года на 63%. По оценке “Коммерсантъ” на основе опроса крупнейших банков по выдаче розничных кредитов (на них проходится две трети рынка), суммарный объем выдач по итогам августа достигнет 1,1трлн руб., что на 30–35% выше уровня аналогичного периода прошлого года. Это также фактор, способствующий стимулированию внутреннего спроса. Смещение ожиданий ЦБ РФ по инфляции – если в июле преобладали ожидания, что инфляция в этом году будет вблизи нижней границы прогнозного диапазона 3,7-4,2%, то теперь А. Заботкин полагает, что она составит около 4%, т.е. будет в середине этого диапазона. Таким образом, реальный уровень ключевой ставки сейчас составляет 0,6-0,7%, а по прогнозной инфляции 2020 г. составит всего 0,25 п.п. – с учетом желания ЦБ не допускать выхода реальной ключевой ставки из положительной зоны, пространство для снижения ставки в ближайшее время уже не так очевидно. Бюллетень ЦБ "О чем говорят тренды" фиксирует уменьшение рисков нарастания дезинфляционного давления. Вместе с тем, все еще сохраняется высокая вероятность, что вконце 2020г. и в2021г. инфляция снова замедлится, как и предполагается в прогнозах ЦБ, "помере постепенного прекращения действия антикризисных мер Правительства иБанка России иудовлетворения отложенного спроса". Мы полагаем, что решения ЦБ РФ по ключевой ставке до конца года будут зависеть как от текущих трендов по инфляции, так и от прогнозов на 2021 г., поскольку решения в сфере монетарной политики действуют с временным лагом (ЦБ оценивает его в 3-6 кварталов). Для оценки дальнейшей траектории ключевой ставки стоит обратить внимание на сигналы ЦБ, свидетельствующие о возможном изменении в оценке баланса дезинфляционных и проинфляционных рисков на следующий год (июльский прогноз ЦБ инфляции на 2021 г. составляет 3,5-4%, т.е. прогнозная инфляция ожидается ниже целевого уровня, что предполагает проведение мягкой монетарной политики). Сейчас, по мнению А. Заботкина, баланс на 2021 год в базовом сценарии по-прежнему смещен в сторону дезинфляционных рисков, но в краткосрочной перспективе они реализуются слабее ожиданий, инфляция замедляется не так быстро, как предполагалось. При этом неопределенность прогнозов возросла. ЦБ рассматривает в Основных направлениях ЕГДКП на 2021 и 2022-23 гг. 4 различных сценария, в зависимости от динамики восстановления спроса, параметров бюджетной консолидации, влияния пандемии на эконмическую активность, и других факторов. Базовый сценарий предполагает сохранение мягкой ДКП в 2021 г. с постепенным переходом к нейтральной (повышение ключевой ставки до 5-6%) во 2-й половине прогнозного периода. В проинфляционном сценарии для удержания инфляции на цели 4% Банку России может потребоваться временно перейти к умеренно жесткой политике с последующим возвратом к нейтральной к концу прогнозного периода. В альтернативном сценарии, если дезинфляционное давление будет усиливаться, зампред ЦБ РФ А. Заботкин не исключает и снижения ключевой ставки ниже 4%. Если к концу года подтвердится базовый прогноз ЦБ на ослабление спроса и замедление инфляции, снизятся геополитические риски, сохранится относительно спокойная ситуация на мировых рынках, мы допускаем снижение ключевой ставки до 4% в декабре. Снижения ставки ниже 4% в 2021 г. мы ожидаем лишь в случае существенного давления на спрос (например, новая волна пандемии в мире и повторение локдаунов). При этом начало умеренного повышения ставки мы бы ожидали ближе к концу 2021 г., но в случае появления рисков выхода траектории инфляции на уровень выше 4%, введения серьезных санкций, дестабилизирующих курс рубля и долговой рынок (по аналогии с санкциями против Rusal в 2018 г.), резкого оттока капитала с ЕМ, нельзя исключить, что повышение ключевой ставки может начаться раньше. С конца 2020-начала 2021 г. ЦБ готов публиковать в рамках макроэкономического прогноза и траекторию прогнозной ключевой ставки, что должно улучшить коммуникацию с рынком. В контексте внешних рынков можно отметить, что центробанки развитых стран дают сигналы готовности поддерживать низкие ставки в течение более длительного времени – так, в конце августа ФРС объявила о пересмотре монетарной стратегии, основной смысл которого – переход к таргетированию средней инфляции с тем, чтобы после периодов, когда инфляция долго находилась устойчиво ниже 2%, допустить некоторое превышение этого уровня в последующие периоды. В долгосрочном плане это позитивный сигнал для рисковых активов. Однако в целом, если весной и в начале лета мировые центробанки агрессивно смягчали ДКП, то сейчас этот процесс замедляется. Так, ФРС, быстро увеличив свой баланс с 4 трлн. до 7 трлн., в последние несколько месяцев поддерживает его вблизи этого уровня, с тенденцией к небольшому снижению. ЕЦБ в сентябре сохранил параметры программы выкупа активов. Баланс числа центробанков ЕМ, снижавших ставки, сокращается - в мае-июне чистое число центробанков, снижающих ставки, составляло 16, в июле 8, а в августе – уже 7. Центробанки Турции, Индии, Бразилии уже находятся в зоне отрицательных реальных ставок по отношению к текущей годовой инфляции – и в Турции это привело к заметной дестабилизации валютного рынка. Таким образом, процесс снижения ставок центробанками ЕМ, скорее всего, станет менее выраженным, а от некоторых центробанков (например, Бразилии и Турции) рынок ждет небольшого повышения ставок уже до конца 1П21. Источник: Росстат, ЦБ РФ, Bloomberg, ФИНАМ

  • Рост российского ВВП на 5% выглядит слабым по мировым меркам
    by Орлова Наталия on 7 сентября, 2020 at 3:41 пп

    Динамика российского ВВП оказалась относительно сильной в 2К20, в связи с чем нельзя исключать, что в ближайшие месяцы консенсус-прогноз по России на 2020 г. будет улучшаться. Тем не менее, это не гарантирует улучшения перспектив на 2021 год: по нашей оценке, от трети до половины экономического роста будущего года будет техническим, отражающим эффект низкой базы 2К20. Беспокойство по поводу траектории российского роста также связано с тем, что в годы спада в России снижаются доходы населения: при нашем ожидании спада ВВП на 3% г/г в этом году, мы ждем снижения доходов населения на 5% г/г. Снижение российского ВВП на 8,5% г/г в 2К20 оказалось менее глубоким, чем в других странах, развеяв опасения по поводу того, что весьма скромный масштаб господдержки усугубил ситуацию: Снижение российского ВВП на 8,5% г/г за 2К20 можно воспринимать позитивно по двум причинам. Во-первых, его динамика оказалась лучше, чем в других странах (см Рис. 1), подтвердив нашу первоначальную точку зрения, которая заключалась в следующем: поскольку на долю МСБ приходится всего 20% российского ВВП, а Россию посещало ежегодно только 25 млн иностранных туристов, экономика России менее уязвима в условиях карантинных мер в сравнении с другими странами. Второе наблюдение заключается в том, что ожидания более глубокого спада связывали масштаб поддержи правительства с глубиной кризиса: опыт предыдущего кризиса 2008 г. указывает на то, что поддержка государств в мире носила контрциклический характер и помогла сгладить экономический спад (см Рис. 2). Таким образом, ожидалось, что Россия может показать слабую динамику ВВП из-за весьма скоромного пакета государственной помощи, но спад этого года демонстрирует другую зависимость от уровня государственной помощи (см Рис 3): на наш взгляд это означает, что страны, вводившие жесткий карантин в 2020 г., добились этого, компенсируя своим экономикам максимум потерь, тогда как в странах, которые предпочли сохранить курс на сдержанную бюджетную политику, карантинные меры были мягче, или были имплементированы не так жестко. По аналогии, ожидаемый дефицит бюджетов в 2020 (см Рис. 4) мы воспринимаем, скорее, как показатель серьезности намерения правительства "остановить" экономику, а совсем не как намерение стимулировать дополнительный рост. Рис. 1: Рост ВВП по странам в 1К20 и 2К20, % г/г Источники: МВФ, Блумберг, Альфа-Банк Рис. 2: 2008 пакеты помощи (% ВВП) и 2009 рост ВВП, % Источники: МВФ, Блумберг, Альфа-Банк Рис. 3: 2020 пакеты помощи (% ВВП) и рост ВВП за 2К20 Источники: МВФ, Блумберг, Альфа-Банк Рис. 4: Ожидаемый бюджетный дефицит 2020, % ВВП Источники: МВФ, Альфа-Банк Рис. 5: Консенсус-прогноз роста ВВП в апреле 2020… Источники: ВШЭ, Альфа-Банк Рис. 6: …и в августе 2020, % г/г Источники: ВШЭ, Альфа-Банк Консенсус-прогноз ждет роста ВВП на 3,1% г/г, но минимум треть этого роста будет технической: Сейчас, когда риск полномасштабной второй волны карантинных мер по типу 2К20, судя по всему, ослабевает, появилось пространство для некоторого улучшения прогноза на этот год. Неудивительно, что ожидается, что Минэкономразвития может немного повысить свой прогноз на этот год с текущего спада на 5% до примерно -4% г/г. Это приблизит официальную оценку к уровню консенсус-прогноза, недавно собранному Центром развития НИУ ВШЭ: согласно его данным, спад ВВП на этот год сейчас ожидается на уровне 4,2% г/г, что должно сменится ростом на 3,1% г/г в 2021 году. Следует, однако, помнить, что как минимум часть роста следующего года будет иметь статистическую природу, отражая слабую базу 2К20 (см Рис. 5-6). По нашей оценке, от 30% до 50% роста в будущем году будет техническим благодаря этому статистическому эффекту всплеска роста в 2К21. Исключая этот эффект, рост на будущий год, как ожидается, сохранится в диапазоне 1-2%. Наши оценки экономической активности на этот год остаются неизменными на уровне -3,0% г/г, равно как и ожидание роста на 2,5% г/г на 2021 год. Кумулятивный рост российского ВВП на 5% с 2013г. по 2019г. был слабым по мировым меркам… Факт умеренного снижения ВВП в 2К20 и, возможно, за 2020 г. следует, тем не менее, рассматривать в более широком контексте долгосрочной истории российского экономического роста, которая остается очень слабой. Хотя в 2007-2013 гг. кумулятивный рост российского ВВП опережал рост в странах с развитой экономикой и составил 13%, в 2013-2019 гг. он составил всего 5%, тогда как в развитых странах он за аналогичный период был в три раза выше (см Рис. 7). Российский результат роста отстает от среднемировых темпов роста и явно отстает от стран развивающихся рынков, которые были драйвером роста мировой экономики. Рис. 7: Кумулятивный рост ВВП по группам стран, % Источники: МВФ, Альфа-Банк Рис. 8: Кумулятивный рост доходов населения и кумулятивный рост ВВП, 2014-2018, % Источники: ОЭСР, Альфа-Банк …и спад доходов населения невыгодно отличает Россию от других стран: Сохранение слабых темпов экономического роста в России в течение продолжительного времени настораживает не столько при сравнении с другими странами, сколько с точки зрения расхождения трендов роста и доходов. Конъюнктура слабого роста негативна для траектории реальных располагаемых доходов населения, и кумулятивные доходы населения в 2014-2018 г. были самыми низкими среди большой группы стран и даже слабее, чем в Греции, где их динамика все же осталась положительной (см Рис. 8). Кризис этого года, как ожидается, должен повторить опыт кризиса 2014 г. в том смысле, что снижение ВВП будет происходить на фоне более сильного снижения реальных располагаемых доходов населения. Так, спад ВВП в 2015 г. на 2% сочетался с накопленным снижением реальных располагаемых доходов населения России на 10% в течение трех лет, 2014-16 гг. В 2020 спад ВВП на 3%, который ожидаем мы, вероятно приведет к снижению реальных располагаемых доходов населения на 5% в этом году. Это значит, что слабая траектория доходов населения останется ограничителем темпов роста экономики в будущем и сохраняет риск будущего отставания от других стран.

  • Россиянам не хватает денег на еду
    by Мисихина Светлана on 4 сентября, 2020 at 12:35 пп

    Покупательная способность денежных доходов населения во втором квартале 2020 г. упала по половине основных продуктов питания до минимума за последние 10 лет Рост заработной платы работников организаций во втором квартале 2020 г. в номинальном и реальном выражении (при незначительном снижении всей суммарной реальной оплаты труда) вызывает вопросы к статистике заработной платы. На фоне роста безработицы это, как минимум, требует объяснений. Тем более что социологические опросы показывают падение заработных плат и доходов, а также рост неполной занятости и безработицы. Во втором квартале 2020 г. отношение среднедушевых денежных доходов к величине прожиточного минимума в среднем на душу населения достигло минимума за последние 10 лет (с 2011 по 2020 гг.), составив 286%. Во втором квартале 2020 г. по 12 из 24 основных продуктов питания был достигнут минимум покупательной способности среднедушевых денежных доходов населения за период с 2011 по 2020 гг. Среди этих продуктов белый и ржаной хлеб, говядина, рыба, молоко, масло сливочное, чай черный… Если опираться на статистику среднедушевых денежных доходов, рассчитанных по новой методологии (такие данные существуют для 2013–2020 гг.), минимум покупательной способности населения достигается даже не по 12, а по 15 основным продуктам питания из 24. Доходы населения По данным Росстата, среднемесячная начисленная заработная плата работников по полному кругу организаций в апреле 2020 г. снизилась на 3,2% по сравнению с мартом, а потом начала расти (на 2,9% в мае и 2,7% в июне). В итоге во втором квартале 2020 г. номинальная зарплата выросла на 4,9% по сравнению с первым кварталом 2020 г. и на 4,8% по отношению к второму кварталу 2019 г. Реальная заработная плата во втором квартале 2020 г. увеличилась на 3,3% по отношению к первому кварталу 2020 г. и на 1,6% по сравнению со вторым кварталом 2019 г. Реальный размер назначенных пенсий вырос в первом полугодии 2020 г. на 3% по сравнению с первым полугодием 2019 г. Оценим совокупные объемы источников доходов населения на основе данных Росстата по объему и структуре денежных доходов населения по источникам поступления. По сравнению со вторым кварталом 2019 г. во втором квартале 2020 г. выросли объемы оплаты труда работников организаций и социальные выплаты; в реальном выражении также наблюдался рост значений этих показателей (см. табл. 1). Объемы остальных источников доходов снизились, правда, снижение остальной оплаты труда было очень небольшим. Вся реальная суммарная оплата труда, включающая заработную плату работников организаций и остальную оплату труда, осталась практически на уровне второго квартала 2019 г. (снижение составило 0,5%). Это не согласуется с зафиксированным Росстатом значительным ростом безработицы, а также данными опросов НИУ ВШЭ, ИнФОМ, РОМИРа, "Левада-центра" и др., которые показывали не только рост безработицы, но и сокращение заработной платы. Так, по результатам репрезентативных опросов "Левада-центра", в апреле-июне 2020 г. 31–32% респондентов испытывали уменьшение (урезание) заработной платы и/или это случилось с членами их семей (в июле эта доля снизилась до 28%); 26% респондентов говорили о сокращении кадров в организациях, где они работают. По оценкам на основе опросов НИУ ВШЭ в мае-июне 2020 г., 23% респондентов отметили, что после начала пандемии у них сократилась заработная плата, 15% опрошенных полностью или частично лишились премий и бонусов, 9% были переведены на неполный рабочий день или неполную рабочую неделю, около 12% были отправлены в вынужденные отпуска. Оплата труда Доходы от предпр. деят Всего Зарплата работников организаций Остальная оплата труда Социальные выплаты Доходы от собственности Прочие денежные поступления Всего 799 8230 5806 2424 2544 546 1 199 13 317 866 9210 6383 2827 2964 654 1 505 15 198 822 8847 6423 2424 3079 571 613 13 933 506 9445 6653 2792 3153 593 767 14 464 -316 598 231 367 74 22 154 531 -38,4 6,8 3,6 15,2 2,4 3,8 25,0 3,8 -360 235 270 -35 190 61 -738 -734 41,6 2,6 4,2 -1,2 6,4 -9,3 -49,0 -4,8 Источник: Росстат, расчеты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ При анализе статистики доходов населения и их составляющих во втором квартале 2020 г. следует принимать во внимание целый ряд факторов: Скорее всего, через какое-то время Росстат произведет переоценку доходов населения за второй квартал 2020 г., как это было сделано для данных за первый квартал 2020 г.,при которой среднедушевые денежные доходы населения, предварительно оцененные на уровне 31 246 руб. в мес., были дооценены до 31 647 руб. в мес., а общий объем денежных доходов населения при переоценке был увеличен на 176,7 млрд руб. (с 13 755,9 млрд руб. до 13 931,6 млрд руб.); При дооценке Росстатом доходов за первый квартал 2020 г. заметно изменилась структура денежных доходов населения по источникам их поступления. Это же может произойти и с данными за второй квартал 2020 г.; Данные о поступлении НДФЛ в бюджетную систему Российской Федерации показывают, что объем поступившего в бюджетную систему НДФЛ сократился во втором квартале 2020 г. по сравнению со вторым кварталом 2019 г. на 10,3% (в апреле снизился на 18,6% год к году, в мае – на 13,9%, в июне увеличился на 2,8%). Это вызывает вопросы относительно статистики заработной платы. Данные Росстата о социальных выплатах тоже вызывают вопросы. Например, известно, что все основные выплаты в связи с эпидемией коронавируса начались во втором квартале. В частности, в течение апреля-июня родителям детей в возрасте до 3 лет выплачивалось по 5 тыс. руб. (в сумме получилось 62,7 млрд руб.); на июньские единовременные выплаты по 10 тыс. руб. семьям с детьми от 3 до 16 лет было потрачено 207,5 млрд руб. Итого, к доходам семей с детьми во втором квартале должно было добавиться примерно 270 млрд руб. Однако, по данным Росстата, итоговый прирост социальных выплат во втором квартале 2020 г. по отношению к первому кварталу составил всего 74 млрд руб. Такой небольшой номинальный прирост может означать, что без учета социальных выплат, связанных с пандемией коронавируса, социальные выплаты во втором квартале снизились. Тем более что часть выплат в связи с поддержкой населения и занятости в условиях пандемии коронавируса отразилась в отчетности за первый квартал 2020 г. (например, выплаты лицам старше 65 лет в связи с самоизоляцией должны были хотя бы частично отражаться). Это еще больше подкрепляет наше предположение о возможной коррекции официальных данных по доходам населения за второй квартал 2020 г. Устранение сезонности показывает, что реальные доходы, едва начавшие с 2019 г. отталкиваться от дна, упали во втором квартале текущего года на 8,8% по отношению к первому кварталу (при этом реальные располагаемые доходы так и не начали расти после падения в кризис 2015–2016 гг.). Спад наблюдался во всех компонентах доходов, но наибольший вклад внесло обрушение доходов от предпринимательской деятельности на 41% к первому кварталу, указав на социальную группу, понесшую наибольший урон от кризиса. Сильно сказалось на падении реальных доходов снижение оплаты труда на 3%, социальных выплат на 6% и прочих доходов на 13% (см. рис. 1). Рис. 1. Динамика реальных доходов населения (прирост к предыдущему кварталу, сезонность устранена, в %) и ее разложение на компоненты Примечание. Компонента "расхождение" образовалась в процессе сезонной корректировки и является обычным явлением в таких случаях. Источник: Росстат, расчеты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ. Прожиточный минимум В середине августа Минтруд России опубликовал проект приказа "Об установлении величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социальнодемографическим группам населения в целом по Российской Федерации за II квартал 2020 года". Отношение среднедушевых денежных доходов к величине прожиточного минимума в среднем на душу населения во втором квартале 2020 г. достигло минимума за последние 10 лет (с 2011 по 2020 гг.), составив 286,5% (см. табл. 2). Таблица 2. Прожиточный минимум и среднедушевые денежные доходы во II кв. 2011–2020 гг. 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 2020 Величина прожиточного минимума (в среднем на душу населения; руб. в мес.) 6505 6385 7372 8192 10 017 9956 10 329 10 444 11 185 11 468 Среднедушевые денежные доходы населения (руб. в мес.) 19 760 21 744 24 990 27 059 29 723 30 234 32 371 32 371 34 513 32 854 Отношение доходов к величине прожиточного минимума, % 303,8 340,5 339,0 330,3 296,7 303,7 313,4 309,9 308,6 286,5 Примечание. Данные о среднедушевых денежных доходах населения за второй квартал 2011 и 2012 гг. оценены на основе среднемесячных значений показателя. Источник: Росстат, расчеты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ. При этом значение данного показателя могло быть еще ниже, но, согласно расчетам Минтруда, повышение прожиточного минимума во втором квартале 2020 г. по отношению ко второму кварталу 2019 г. было ниже, чем средняя инфляция, рассчитанная по всем потребительским товарам: прирост прожиточного минимума в среднем на душу составил 2,5% (для трудоспособного населения – 2,2%, для пенсионеров – 2,0%), ИПЦ, по данным Росстата, составил 3,1%, ИПЦ на продовольственные товары – 3,6%. Покупательная способность денежных доходов населения По данным Росстата, покупательная способность среднедушевых денежных доходов населения, которая определяется динамикой денежных доходов населения и динамикой цен на потребительские товары, выросла во втором полугодии 2020 г. по отношению ко второму полугодию 2019 г. лишь по трети из 24 основных продуктов питания. Наибольшее повышение покупательной способности наблюдалось по капусте (72,3%), сахару-песку (33,3%), моркови (19%). По другим двум третям основных продуктов питания наблюдалось снижение покупательной способности: наибольшее по крупам (13,9%), яблокам (13,6%) и рису (10,6%). Данные за второй квартал 2020 г. отдельно не публиковались, но если их вычленить из данных о втором полугодии, получится, что во втором квартале 2020 г. покупательная способность денежных доходов населения выросла только по 3 основным продуктам питания: капусте – на 74%, сахару-песку – на 16,1% и моркови – на 10,6%. По остальным основным продуктам питания наблюдалось снижение покупательной способности населения от 1% по свинине до 25% по яблокам (см. рис. 2). Рис. 2. Изменение покупательной способности денежных доходов населения во II кв. 2020 г. по сравнению со II кв. 2019 г., % Источник: расчеты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ по данным Росстата. Если рассмотреть динамику покупательной способности денежных доходов населения в более длительной перспективе, например, за последние 10 лет (с 2011 по 2020 гг.), то во втором квартале 2020 г. по 12 из 24 основных продуктов питания был достигнут минимум покупательной способности: среди этих продуктов белый и ржаной хлеб, говядина, рыба, молоко, масло сливочное, чай черный… Правда, значения среднедушевых денежных доходов населения за 2011–2012 гг. Росстат по новой методологии не пересчитал и публикует покупательную способность доходов и сами доходы только по старой методологии. Поэтому, может быть, будет правильнее рассмотреть период не с 2011 по 2020 гг., а с 2013 по 2020 гг. Тогда получится, что во втором квартале 2020 г. был достигнут минимум покупательной способности населения по 15 основным продуктам питания из 24. По одному основному продукту питания во втором квартале 2020 г. был достигнут долгосрочный максимум покупательной способности денежных доходов, но, к сожалению, это один из самых неполезных для населения продуктов – сахар. Раньше мы писали о динамике покупательной способности некоторых наборов продуктов, традиционных для россиян (продуктов для чаепития, набора для щей). Получается, что чай и бутерброды с маслом лучше ограничить, учитывая достигнутые во втором квартале 2020 г. минимумы покупательной способности денежных доходов населения по чаю, белому хлебу и сливочному маслу, а вот сахар стал доступнее. Со щами ситуация чуть лучше: небольшой рост цен на свинину компенсировался снижением цен на овощи. А наиболее доступным, похоже, стал набор продуктов для салата из белокочанной капусты из "Книги о вкусной и здоровой пище".

  • Банковский сектор - полёт нормальный
    by Сафонов Игорь on 3 сентября, 2020 at 1:26 пп

    "Американские" горки 2020 года не оставили в стороне финансовый сектор экономики. Относительно спокойная динамика кредитования первых месяцев сменилась бумом в марте, за которым последовали коррекция и "обнуление" роста, несмотря на все усилия по поддержке кредитования. Вместе с тем, благодаря запуску и поддержке программ рефинансирования в первом полугодии, удалось избежать значительного роста просроченной задолженности практически во всех сегментах. Структура основных источников фондирования осталась практически неизменной; мартовские опасения по поводу массового оттока клиентских средств в целом не оправдались, хотя снизившиеся процентные ставки могут переориентировать часть вкладчиков на финансовый рынок в поисках большей доходности в перспективе. Динамика прибыли в банковском секторе в апреле-июне сократилась в 3–4 раза по сравнению с первым кварталом, а доля прибыльных кредитных организаций снизилась до минимального значения за последние 12 месяцев. Учитывая нарастающую динамику резервов на возможные потери, можно предположить дальнейшее снижение финансового результата по истечении периода регуляторных послаблений по окончанию третьего квартала года. Ситуация с ликвидностью кредитных организаций в текущих условиях не вызывает опасений. Несмотря на снижение структурного профицита более чем в 2 раза по сравнению с началом года оставшийся запас высоколиквидных вложений в условиях замедления кредитования и отсутствия "исхода" вкладчиков позволяет банковской системе функционировать с её комфортным запасом. Кредитование: "обнуление" роста. Согласно опубликованным в конце июля статистическим показателям за первые 6 месяцев 2020 г. совокупный кредитный портфель банковского сектора экономики увеличился на 4,1 трлн руб. и составил 72,2 трлн руб. (рост на 6% к началу года). При этом в аналогичном периоде с января по июнь 2019 г. объём ссудных активов на балансе банков увеличивался лишь на 0,3 трлн руб. (+0,5%). В результате объём кредитования банковской системой экономики за последние 12 месяцев вырос на 10,4% (рис. 1). Тем не менее Банк России в последней опубликованной версии среднесрочного прогноза ожидает роста объёма требований банковской системы к экономике1 в текущем году лишь на 6–9%. Фактически это означает, что рост портфеля кредитов в первом полугодии 2020 г., обеспеченный рекордными выдачами в марте, сменится сдержанной или даже околонулевой динамикой в следующие шесть месяцев. Рассмотрение динамики отдельных составляющих портфеля позволяет выявить начало замедления в них уже в мае-июне. Рис. 1. Совокупный кредитный портфель банковского сектора и его компоненты, млрд руб. Источник: Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Кредиты нефинансовым организациям (за исключением индивидуальных предпринимателей и компаний-нерезидентов) продемонстрировали в марте резкий скачок как в рублях, так и в валюте, суммарно увеличившись на 1,75 трлн руб. и на 6% по отношению к февралю (рис. 2). Несмотря на то что санитарные ограничения были введены лишь в последние дни этого месяца, рост неопределённости относительно масштабов влияния пандемии коронавируса на экономику и последствия ослабления рубля на фоне выхода из сделки ОПЕК+ повлияли на мотивацию компаний привлекать кредитные ресурсы под исполнение будущих обязательств и непредвиденные расходы. Рекордный рост займов, впрочем, продолжался недолго и уже в апреле погашение кредитов в иностранной валюте привело к замедлению динамики портфеля в целом до 0,2% в месячном выражении, несмотря на динамику рублёвой части на уровне 2% по отношению к мартовским показателям. Альтернативным источником заёмных средств стал выступать облигационный рынок (рис. 3), на котором новые размещения превышали погашения прошлых выпусков несмотря на снижение в два раза по сравнению с показателями января-марта. Рис. 2. Динамика кредитов нефинансовым организациям (кроме ИП и нерезидентов), млрд руб. Источник: Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Рис. 3. Динамика размещений корпоративных облигаций на финансовом рынке, млрд руб. Источник: Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ В мае банковское кредитование корпоративного сектора перешло уже к полноценному падению: сегмент кредитов в рублях уменьшился на 0,2% по сравнению с апрелем, задолженность в иностранной валюте снизилась на 3,6%. В результате общий объём портфеля потерял 0,8%. Заимствования на облигационном рынке продолжили расти, хотя их настоящий бум наступил в следующем месяце: в июне на фоне снижения ключевой ставки до 4,5% объём новых размещений вырос в два раза, вернувшись к докризисным показателям, а величина чистых размещений2 стала самой высокой с начала года. Корпоративный кредитный портфель банков при этом охарактеризовался полным обнулением динамики, как в рублёвом, так и в валютном сегменте, несмотря на действие ряда государственных программ поддержки кредитования, а его годовые темпы роста замедлились до 7,6%. Динамика просроченной задолженности в портфеле (рис. 4) в первом полугодии 2020 г. оставалась умеренной. Её наибольший прирост в абсолютном выражении в рублёвом и валютном сегментах был зафиксирован в марте, однако после начала реализации программ реструктуризации задолженности в апреле и мае значительного увеличения не происходило. В июне наблюдался рост просроченной задолженности по кредитам в иностранной валюте, хотя рублёвая часть "плохих" долгов снижалась. В относительном выражении доли "просрочки" в кредитном портфеле оставались стабильными: в рублях она снизилась до 8,3% после 8,6% в начале года и 9% 12 месяцев назад, в иностранной валюте за исключением июньского пика наблюдалась стабилизация на уровне 3,5%. Рис. 4. Динамика просроченной задолженности по кредитам нефинансовым организациям (кроме ИП и нерезидентов), млрд руб. Источник: Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Портфель банковских кредитов индивидуальным предпринимателям по сравнению с кредитованием корпоративного сектора в первые 6 месяцев 2020 г. продемонстрировал существенно более стабильную динамику: обязательства представителей малого бизнеса росли в среднем на 1,5% в месяц, показав краткосрочную коррекцию лишь в мае (рис. 5). Пик выдач также пришёлся на март и достиг 15 млрд руб., превысив вдвое обычные объёмы, а по итогам полугодия прирост портфеля за 12 месяцев составил 12,3%. Несмотря на рост просроченная задолженность в указанной категории кредитов (рис. 6) стабильно снижалась как в относительном, так и в абсолютном выражении: её доля в рублёвом сегменте портфеля за последний год снизилась с 11,5 до 9,2%. В валютном сегменте "плохие" долги в последние 10 месяцев составляли около 12,5% портфеля, что, впрочем, не вызывает опасений из-за незначительной доли валютных кредитов в общем объёме задолженности – на них приходится менее 1% портфеля. Рис. 5. Динамика кредитов индивидуальным предпринимателям, млрд руб. Источник: Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Рис. 6. Динамика просроченной задолженности по кредитам ИП, млрд руб. Источник: Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Динамика кредитов физическим лицам после роста в первом квартале года резко замедлилась: если за первые 3 месяца года было выдано новых кредитов на сумму 652 млрд руб., то во втором квартале чистый прирост портфеля составил лишь 83 млрд руб. При этом в рамках программы льготного кредитования ипотеки под 6,5% годовых с момента её запуска в конце апреля банками было выдано около 160 млрд руб. Таким образом, с исключением этого фактора во втором квартале 2020 г. в сегменте кредитования физических лиц наблюдался полноценный спад. Для сравнения в 2019 г. в первом и втором квартале было выдано 631 и 792 млрд руб. соответственно. В связи с этим годовой темп прироста обязательств продолжил замедляться и составил 12,6% по итогам июня. При этом в рублёвом сегменте опасения вызывает динамика просроченной задолженности, которая демонстрирует рост в абсолютном выражении после снижения во второй половине прошлого года (рис. 8). Несмотря на то что в целом её доля в рублёвом портфеле по-прежнему остаётся достаточно низкой (4,7% в июне), имеющаяся в банковском секторе концентрация качественных активов в крупнейших банках может создать проблемы для средних и малых банков, что, в свою очередь, может повлечь за собой отзыв лицензий. Доля просроченной задолженности физических лиц в иностранной валюте по-прежнему остаётся очень высокой, несмотря на снижение её в портфеле с 33 до 29% за прошедший год. Отсутствие стабильности в курсе рубля относительно мировых валют хотя и привело к падению популярности валютных кредитов практически до нуля (новых выдач в этом сегменте практически не наблюдается), но также снизило возможности обслуживания обязательств теми, у кого такие кредиты уже имелись. Рис. 7. Динамика кредитов физическим лицам, млрд руб Рис. 8. Динамика просроченной задолженности по кредитам физическим лицам, млрд руб. Источник: Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Кредитование финансового сектора, в том числе межбанковские займы, кроме традиционного пика выдач и возвратов в декабре-январе, связанных с необходимостью накопления ликвидности на период новогодних каникул, также активно проявило себя в марте (рис. 9). Кредитный бум и опасения банков по поводу оттока вкладов привели к росту обязательств финансового сектора в рублях и иностранной валюте. Примечательно, что, в отличие от ситуации в конце года, уменьшения обязательств в последующие месяцы не произошло, за исключением небольших корректировок в валютном сегменте в апреле и в рублёвом – в мае: банки предпочли держать ликвидность про запас, в том числе на случай большого спроса на программы льготного кредитования и рефинансирования задолженности. При этом в июне рост снова ускорился – возможно, кредитные организации готовились к традиционному для летнего периода оттоку вкладов. Также май и июнь показали практически нулевую динамику валютного сегмента – по-видимому, опасения относительно массового оттока валютных вкладов не сбылись и интерес финансовых организаций к привлечению средств в иностранной валюте, в том числе за счёт валютного рефинансирования, предложенного Центробанком, сошёл на нет. Рис. 9. Динамика кредитования финансового сектора (кроме нерезидентов), млрд руб. Источник: Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Динамика остальных секторов кредитного рынка после мартовского всплеска и коррекции в апреле оказалась близка к нулевой (рис. 10). Выбивающимся из общего ряда выглядит всплеск кредитования нерезидентов в феврале, сопоставимый с объёмами марта, что может быть связано с более ранним распространением коронавируса за рубежом, по сравнению с Российской Федерацией. Таким образом, по состоянию на конец июня единственным сегментом портфеля, демонстрирующим устойчивые темпы роста, является кредитование индивидуальных предпринимателей. Отчасти это обусловлено мерами их государственной поддержки, однако ещё в феврале, до распространения коронавируса, на фоне замедления высокодоходного потребительского кредитования представители ряда крупнейших банков заявляли о возросшем интересе к более активному развитию сегмента МСБ. Кредиты физическим лицам, хотя и показывают восстановление выдач на уровне среднегодового значения в июне, в итоге могут охарактеризоваться неустойчивой динамикой, что связано с ухудшением потребительских настроений после изначального оживления, а также осторожными оценками домохозяйствами перспектив своих доходов осенью в связи с возможной второй волной эпидемии. Рис. 10. Динамика кредитования остальных секторов, млрд руб. Источник: Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Фондирование: вклады частично восстановились после падения. Структура источников финансирования кредитных организаций (рис. 11) не претерпела существенных изменений за последние 12 месяцев: около трети пассивов (30,7%) приходится на вклады населения, немногим меньше (29,2%) составляют депозиты и средства на текущих счетах организаций. Рис. 11. Структура пассивов кредитных организаций, млрд руб. Источник: Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Собственный капитал в виде фондов и нераспределённой прибыли насчитывает десятую часть пассивов баланса, ещё 8% составляют займы у других кредитных организаций. На депозиты бюджетной системы и внебюджетных фондов приходится 4,4%; кредиты, предоставленные Центробанком, насчитывают 2,5% совокупного баланса; выпущенные облигации составляют 2% в общем объёме обязательств. Относительный размер формируемых резервов под возможные потери составляет 7,8% к валюте баланса, прочие источники финансирования в сумме насчитывают 5,2%. Вклады и счета физических лиц после уверенного роста на 2% в месячном выражении в феврале и марте показали нулевой рост в апреле на фоне санитарных ограничений – приток новых фондов с использованием данного источника составил лишь 15 млрд руб. (рис. 12). При этом уже в мае на фоне падения доходов население изъяло с депозитов 300 млрд руб. Тенденция переломилась лишь в июне: со снятием ограничений и началом восстановления занятости объём средств на счетах и вкладах физических лиц увеличился на 513 млрд руб. Депозиты и текущие счета организаций (за исключением кредитных) в марте выросли почти на 2,2 трлн руб., что, по-видимому, связано с размещением полученных в результате бума кредитования средств (рис. 13). В апреле после рекордного прироста последовал отток, однако его величина оказалась практически в 2 раза меньше, чем сумма привлечённых за месяц до этого средств. В мае, несмотря на чистый отток, ситуация несколько улучшилась: снижались лишь депозиты организаций, в то время как на текущих счетах был отмечен небольшой рост. Июнь отметился восстановлением положительной динамики по вкладам, однако в целом прирост средств на счетах оставался довольно слабым и позволил лишь отыграть падение предыдущего месяца. Рис. 12. Динамика вкладов физических лиц, млрд руб. Источник: Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Рис. 13. Динамика депозитов и средств организаций (за исключением КО), млрд руб Источник: Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Депозиты бюджетной системы и внебюджетных фондов продемонстрировали отдельные эпизоды размещения средств в январе, а также чуть меньшие по объёмам в марте и апреле (рис. 14). В феврале по этому каналу был продемонстрирован чистый отток средств, а в мае и июне динамика обнулилась – начиная с апреля объёмы бюджетных средств на счетах, как и их доля в пассивах банковского сектора остаются стабильными. Дальнейшее развитие динамики инструментов фондирования кредитных организаций остаётся неопределённым. Вклад бюджетной системы во втором полугодии на фоне ускорения трат, скорее всего, останется нулевым, в то время как динамика средств на счетах населения и организаций будет зависеть от темпов восстановления потребительской активности первых и спроса на услуги вторых. Отдельную роль при этом будут играть исторически низкие процентные ставки, в результате чего часть населения может перевести средства на финансовый рынок в поисках лучшей доходности для своих сбережений. В то же время низкие ставки могут стимулировать банковский сектор ещё более активно использовать долговые инструменты для привлечения финансирования. Рис. 14. Динамика депозитов и средств организаций (за исключением КО), млрд руб. Источник: Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Прибыльность: худшее ещё впереди. В динамике собственных фондов кредитных организаций наибольший интерес представляет собой изменение накопленной прибыли/убытков до налогообложения. Совокупный финансовый результат российских банков в апреле-июне снизился в 3–4 раза по сравнению с показателями прошлого года и первого квартала 2020 г., однако остался положительным (рис. 15). Формально за первое полугодие накопленная прибыль выросла на 10%, в то время как в аналогичном периоде 2019 г. она снизилась на 20%, однако тогда это было обусловлено признанием убытков прошлых лет. С исключением этого фактора с января по июнь 2019 г. прибыль кредитных организаций выросла на 23%, а в 2020 – лишь на 17%. Доля прибыльных кредитных организаций в 2020 г. резко уменьшилась по сравнению с 2019 г.: если в начале прошлого года безубыточными в среднем являлись 79% банков, а во второй половине прошлого года эта цифра даже доходила до 84%, то в начале января текущего года она составила лишь 75%, а к концу первого полугодия снизилась ещё сильнее до 72%. Рис. 15. Динамика прибыльности кредитных организаций (за исключением КО), млрд руб. Источник: Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Резервы на возможные потери резко увеличились в марте на фоне опасений банков относительно финансового состояния заёмщиков в период коронавируса (рис. 16). В апреле, благодаря послаблениям со стороны Центробанка, динамика существенно замедлилась, однако осталась положительной, продолжив ускоряться в мае и июне. Увеличение объёма резервов в последние два месяца может свидетельствовать о нарастании объёма проблемных активов на банковских балансах, что может повлиять на дальнейшую динамику прибыли в банковском секторе, особенно после окончания в начале осени периода регуляторных послаблений со стороны Банка России. Отметим, что без дополнительных мер это чревато снижением нормативов достаточности капитала для отдельных кредитных организаций, что может обернуться дополнительными расходами для акционеров банков на докапитализацию, а в случае невозможности этого – отзывом лицензий. Рис. 16. Динамика резервов на возможные потери, млрд руб. Источник: Банк России, расчёты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Ликвидность: профицит сократился, но рисков не предвидится. После стабилизации в апреле и мае структурный профицит ликвидности банковского сектора в июне продолжил уменьшаться, сократившись более чем в 2 раза по сравнению с началом года (рис. 17). Рис. 17. Ликвидность банковской системы, млрд руб. Источник: Банк России В основном это произошло благодаря снижению вложений в облигации Банка России, в то время как депозиты банков в Центробанке даже увеличились по сравнению со значениями предыдущих двух месяцев. Объём нерегулярных операций по предоставлению ликвидности, включающих в себя льготное рефинансирование для поддержки занятости и малого бизнеса, несколько увеличился, в то время как спрос на инструменты "стандартного" репо оказался практически нулевым – банки предпочли перекредитовывать друг друга на денежном рынке по более низким по сравнению с предлагаемой Центробанком ставкам. К июню по мере стабилизации курса инструменты типа "валютный своп" также стали невостребованными, спрос на проводимых Банком России в конце мая – начале июня валютных аукционах был практически нулевым, в связи с чем было принято решение об их отмене. Несмотря на столь резкое сокращение профицита ситуация с ликвидностью кредитных организаций не вызывает опасений – в отсутствие бумов кредитования, подобных мартовским, а также какого-либо намёка на изъятие средств вкладчиками объем высоколиквидных активов в банковской системе остаётся на комфортном уровне, достаточном для покрытия значительной части депозитов клиентов.